Структура личности.

Страница 2

Рис. 1.1 Индивидуум как бессознательное “Оно“ на поверхности которого покоится “Я“.

Следует, пожалуй прибавить, что “Я“ имеет “Слуховой канал” только на одной стороне. Он надет на него как бы набекрень.

Нетрудно убедиться в том, что “Я“ есть только изменность под прямым влиянием внешнего времени и мира и при посредстве бессознательного и сознательного части слоя. “Я“ старается также содействовать влиянию внешнего мира на “Оно“ и осуществлению тенденций этого мира, оно стремится заменить принципы удовольствия, которые безраздельно властвуют в “Оно“, принципам реальности. Восприятие имеет для “Я“ такое же значение как влечение для “Оно“. “Я“ олицетворяет то, что можно назвать разумом и рассудительностью. В противоположность к “Оно“, содержащему страсти. Всё это соответствует общественным и общесовестным и популярным разграничениям, однако может считаться верным для некоторого среднего - или в случаи правильного случая. Большое функциональное значение “Я“ выражается в том, что в нормальных условиях ему предоставляется власть над побуждением к движению. По отношению к “Оно“ “Я“ подобно всаднику, который должен обуздать превосходящую силу лошади, с той только разницей, что всадник пытается совершить это собственными силами, “Я“ же силами взаимственными. Это сравнение может быть продолжено. К всаднику, если он не хочет расстаться с лошадью, часто остается вести ее туда, куда ей хочется, так и “Я“ превращает обыкновенную волю “Оно“ в действие, как будто бы это было его собственной волей.

Если бы “Я“ было только частью “Оно“, определяемой влиянием системы восприятия, только представлением реального внешнего мира в душевной области всё было бы просто. Однако сюда же присоединяется же нечто.

В других местах уже были разъяснены мотивы, побудившие нас предположить существование некоторых инстанций в “Я“, дифференциацию внутри “Я“, которую можно назвать “Я“ - идеальное или “Сверх-Я”. Эти мотивы вполне правомерны. То, что эта часть “Я“ не так прочно связано с сознанием, является неожиданностью, требующей разъяснения. Нам придется несколько издалека начать. Удалось освестить поучительное страдание меланхолии благодаря предположению, что в “Я“ восстановлен утерянный объект, то есть произошла замена привязанности к объекту индефикации. В то же время, однако, мы еще не уяснили себе всего значения этого процесса и не знали насколько он прочен и часто повторяется. С тех пор мы говорим: такая замена играет большую роль в образовании “Я“, а также имеет существенное значение в выработке того, что мы называем своим характером.[1] Изначально в примитивной оральной фазе индивида трудно отличить обладание объектом от индефикации. Позднее можно предположить, что желание обладать объектом исходит из “Оно“, которое слушает эротическое стремление как потребность. В начале еле живое “Я“ получает от привязанности к объекту знание, удовлетворяется им или старается устранить его путем устранения. Если мы нуждаемся в сексуальном объекте или нам приходится отказаться от него, наступает желание изменить “Я“, которое, как и в случае с меланхоликом следует описать как внедрение объекта в “Я“; ближайшие потребности этого замещения нам еще не известны. Может быть с помощью такой интерпретации (высказывания) которая является как бы регрессией к механизму оральной фазы, то облегчает или делает возможным отказ от объекта. Может быть, это отождествление есть вообще условие при котором “Оно“ отказывается от своих объектов. Во всяком случае процесс этот особенно в ранних стадиях развития, наблюдается очень часто, но он дает нам возможность предположить, что характер “Я” является осадком отвергнутых привязанностей к объекту, что он содержит историю этих выборов объекта. Поскольку характер личности отвергает или приемлет эти влияния из истории эротических выборов объекта, естественно наперед допустим целую систему сопротивляемости. Мы думаем, что в чертах характера женщин, имевших большой любовный опыт можно найти отзвук их привязанностей к объекту. Необходимо также принять в соображение случаи одновременной привязанности к объекту и идентификации, то есть изменения характера прежде чем произошел отказ от объекта. При этом условие изменения характера может оказаться более длительным, чем отношение к объекту и даже в известном смысле консервировать это отношение. Другой подход к явлению показывает, что такое превращение выбора объекта в изменении “Я“ является также путем, каким “Я“ получает возможность обладать “Оно“ и углубить свои отношения к нему, правда, ценой значительной уступчивости и его переживания. Принимая черты объекта, “Я“ как бы называет “Оно“ самого себя в качестве любовного объекта, старается возместить его утрату, обращаясь к нему с такими словами: “Смотри, ты ведь можешь любить и меня - я похожа на объект”.[1]

Страницы: 1 2 3

Статьи по теме:

Агрессия как инстинктивное поведение: психоаналитический подход.
В своих ранних работах Фрейд утверждал, что все человеческое поведение проистекает, прямо или косвенно, из эроса, инстинкта жизни, чья энергия (известное как либидо) направлена на упрочнение, сохранение и воспроизведение жизни. Также он п ...

Психологическая поддержка ребенка
Психологическая поддержка – один из важнейших факторов, способных улучшить взаимоотношения между детьми и взрослыми. При недостатке или отсутствии адекватной поддержки ребенок испытывает разочарование и склонен к различным проступкам. Пс ...

Характеристика и содержание общения. Механизмы воздействия в процессе общения.
Различают два вида общения: вербальное и невербальное. Общение, осуществимое с помощью слов называется вербальным (от латинского verbalis – словесный). При невербальном общении средством передачи информации являются невербальные (неслове ...