Подсознательная работа разума

Страница 2

Для западного психотерапевта самоочевидна обратная установка – экстраверсивная и активная. В принципе эта установка жесткого рационализма. Сон разума всегда рождает чудовищ (утверждение, что сон разума или, скажем, «полусон» - подчас разгоняет чудовищ, кажется абсурдным), и потому психотерапевт призван разбудить разум, обратить его на свои предпосылки.

Первым подобную рационалистическую задачу поставил З. Фрейд (недаром книга Зощенко о психоанализе называлась «Повесть о разуме»). В его терминах это звучало так: добиться, чтобы вытесненное представление вернулось в поле ясного сознания и тем самым создать предпосылку, дабы человек вновь, уже с открытыми глазами, пережил, «отреагировал» вытесненное болезненное переживание и преодолел его. Можно сказать, что психотерапевт не доверяет автоматической работе сознания (которое ведь зачем-то произвело «вытеснение»), а стремится извне, искусственно выправить то, что оно должно делать само и незаметно. В этом удивительная вера в возможности разума, в слово – что отрефлексировано, названо, то преодолимо. «Психоаналитический процесс сам по себе есть поиск истины. Целью этого поиска является истина о феноменах – но о феноменах не внешних, а внутренних… Главная цель психоанализа – помочь людям отличить истину от лжи в самих себе это – терапевтический метод, являющийся эмпирическим приложением тезиса «Истина делает нас свободными».

Сказанное относится не только к одному психоанализу, но и ко всем направлениям содержательной психотерапии, выросшим от его семени (иногда – подобно в яростном споре, даже бунте против Фрейда). Разногласия начинаются дальше и касаются ключевого вопроса: что есть истина? Что внутри человека «истина», что»ложь», кто тут судья и как ему судить? Если психотерапевт – это естествоиспытатель, который, словами Бекона, «пытает» природу, то как именно должен он «пытать» природу того, кто обратился за помощью, «выжимать» из него голос его тайны», неизвестной ему самому?

Единого мнения по поводу того, как трактовать слова клиента, у психотерапевта нет (как, впрочем, и единодушия даже в определении – назвать ли человека, пришедшего со своей бедой, клиентом или все же пациентом). Споры о правилах интерпретации подчас очень напоминают то, о чем говорит Раскольников в «Преступлении и наказании»:

« - А уж и не знаю, чего вам пожелать со своей стороны! – подхватил Раскольников… - Пожелал бы больших успехов, да видите, какая ваша должность комическая!

Почему же комическая-с? – тотчас навострил уши Порфирий Петрович…

Да как же, вот этого бедного Миколку вы ведь как, должно быть, терзали и мучали, психологически-то, на свой манер, покамест он не сознался; день и ночь, должно быть, доказывали ему: «Ты убийца, ты убийца…» - ну, а теперь, как он уж сознался, вы его опять по косточкам разминать начинаете: «Врешь, дескать, ты не убийца! Не мог ты им быть! Не свои ты слова говоришь!» Ну, как же после этого должность не комическая!»

В самом деле, преодолевая отчаянное, дикое сопротивление традиционных структур общественного и индивидуального сознания, фрейдовская парадигма с «эдиповым комплексом», «комплексом кастрации» и т.д. в конце концов утвердилась в общественном мнении. Теперь психотерапевт знает до чего он должен «дошептаться» с клиентом, как расшифровывать его слова, какую «тайну» искать в его подсознании (или «вкладывать» туда). Это же знает (предчувствует, предвидит) и клиент.

Как известно, время рождения психоанализа – конец Х Х века. Что же касается места рождения, то пожалуй, логичнее всего таковыми должен был быть «остров лицемеров» - викторианская Англия, где в приличном обществе не произносились тогда не только слова «грудь» или «зад», но и «ноги». История, однако, редко оказывается столь уж логичной.

Как бы то ни было, элемент эпатажа вовсе не случайный «накладной» расход в психоанализе. Работало своего рода «перевоспитание взрывом», как по иному поводу выражался Макаренко. Действительно, если бы специально заняться поисками чего-то самого кощунственного, оскорбительного для пуритански-ханжеской морали среднеинтеллигентского общества конца Х Х века, то едва ли можно было бы найти нечто более подходящее, чем идея, что в глубине психики человека скрыто неосознанное сексуальное влечение к своим родителям. Эта идея великого Фрейда ошеломляет куда сильнее, чем, скажем, очевидно противоречащая здравому смыслу гипотеза, согласно которой Земля не плоская и неподвижная, а круглая и вертится!

Страницы: 1 2 3 4 5

Статьи по теме:

Система психоанализа
Психоанализ рассматривает душевную жизнь с трех точек зрения: - динамической; - топической (учение о структуре душевной жизни); - экономической. С топической точки зрения Фрейд различает три сферы психики: - сознательное; - предсо ...

Роль родителей в развитии ребенка и ошибки семейного воспитания.
У хороших родителей вырастают хорошие дети. Как часто слышим мы это утверждение и часто затрудняемся объяснить, что же это такое - хорошие родители. Будущие родители думают, что хорошими можно стать, изучив специальную литературу или овл ...

Этапы протекания социального конфликта.
Анализ конфликтов надо начинать с элементарного, простейшего уровня, с истоков возникновения конфликтных отношений. Традиционно он начинается со структуры потребностей, набор которых специфичен для каждой личности и психосоциальной группы ...