Психология: от эпохи Возрождения до середины 19 века

Психологическая информация » Психология: от эпохи Возрождения до середины 19 века

Страница 2

Одно перечисление этих проблем говорило о принципиально новом подходе. Уарте мечтал об организации профессионального отбора в государственном масштабе:

«Для того чтобы никто не ошибался в выборе той профессии, которая больше всего подходит к его природному дарованию, государю следовало бы выделить уполномоченных людей великого ума и знания, которые открыли бы у каждого его дарование еще в нежном возрасте; они тогда заставили бы его обязательно изучать ту область знания, которая ему подходит .». Нужно ли говорить, сколь кощунственно звучала в феодальной Испании мысль о том, чтобы расставить людей в обществе по их природным способностям.

Одной из ведущих точных паук, оказавших сильное влияние на развитие многих других областей знаний, стала в это время механика. Она привела к созданию сложных машин, способных совершать всевозможные движения, напоминающие поведение человека и животных. Появился соблазн применить законы машинной механики к пониманию и объяснению движений человека.

Впервые механистический принцип применительно к живым системам был реализован в XVII в. благодаря введению в научный обиход понятия рефлекса как механического двигательного ответа сложно организованной биологической «машины» на внешнее, тоже меха­нические или физическое, воздействие. В органических потребностях человека естествоиспытатели того времени увидели аналог энергетического источника машины; в анатомическом устройстве организма, сочленениях суставов — нечто, напоминающее систему рычагов ма­шины. Под влиянием механики в психологии утвердился новый взгляд иа источники и механизмы поведения человека, возникли биомеханика и способ объяснения поведения человека, который вполне обходился без обращения к внутренним, психическим, феноменам типа сознания, воли, разума, души.

Представления о душе претерпели ряд метаморфоз. Но какие бы тонкие дифференциации ни проводились внутри сферы психического, незыблемым оставалось убеждение в том, что душа является движущим началом жизнедеятельности. Успехи механистического естествознания разрушили это убеждение.

Начиная с Декарта, термины «тело» и «душа» наполняются новым содержанием. Под первым уже понимается автомат-система, организованная по законам механики. Во всех предшествующих теориях устройство организма мыслилось подобным любому другому неорганическому телу. Упорядочение этого состава возлага­лось на душу. Декарт показал, что не только работа внутренних органов, но и поведение организма — его взаи­модействие с другими внешними телами — не нуждается в душе, как организующем принципе. Оно нуждается только во внешних толчках и соответствующей материальной конструкции. Что касается сущности тела, то она, согласно Декарту, состоит в протяженности. Тело является протяженной субстанцией. Душа также является субстанцией, т. е. особой сущностью. Она состоит из непротяженных явлений сознания — «мыслей». «Под сло­вом мышление .—пишет Декарт,—я разумею все то, что происходит в нас таким образом, что мы воспринимаем его непосредственно сами собою; и поэтому не только понимать, желать, воображать, но также чувствовать означает здесь то же самое, что мыслить». Стало быть, к мьпплению отнесены не только традиционные интеллектуальные процессы (разум), но и ощущения, чувства, представления — все, что осознается. Тем самым прежнее разграничение души на различные ее формы — рациональную, сенситивную (чувствующую), движущую, растительную — отклонялось. Единство души достигалось за счет сознания, перед внутренним взором которого все психические феномены равны.

Интроспективное понятие о сознании зародилось в недрах религиозной метафизики «внутреннего опыта» Августина. У Декарта оно освобождается от религиозной интерпретации и становится светским.

Согласно августино-томистской концепции, индивид, концентрируясь на собственном сознании, обретает способность вступить в контакт с Всевышним как с неколебимой реальностью. У Декарта же единственно бесспорным объектом интроспекции становится личная мысль. Можно сомневаться во всем — естественном или сверхъестественном, однако никакой скепсис не может устоять перед суждением «я мыслю», из которого неумолимо следует, что существует и носитель этого сужде­ния — мыслящий субъект. Так возникло знаменитое “cogito ergo sum” — «Я мыслю, следовательно, я существую».

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Статьи по теме:

Основной психофизический закон.
Исходя из закона Вебера, Фехнер сделал допущение, что едва заметные раз­ницы в ощущениях можно рассматривать как равные, поскольку все они — ве­личины бесконечно малые, и принять их как единицу меры, при помощи которой можно численно выра ...

Методы определения ненормальности.
Простейший подход отличить нормальное от ненормального –определить, что делают большинство людей. Тогда ненормальное - это то, что существенно отличается от среднего статистического. Рассмотрим человека, который испытывает беспокойство по ...

Одарённость и творчество.
Процесс познания определён принятой задачей только на первой его стадии. Затем, в зависимости от того, рассматривает ли человек решение задачи как средство для осуществления внешних по отношению к познанию целей или оно само есть цель, о ...