Психология: от эпохи Возрождения до середины 19 века

Психологическая информация » Психология: от эпохи Возрождения до середины 19 века

Страница 6

Все нервные вибрации Гартли разделял на два вида: большие и малые. Малые возникают в белом веществе головного мозга как миниатюрные копии (или следы) больших вибраций в черепно-мозговых и спинномозговых нервах. Учение о малых вибрациях объясняло возникновение идей в их отличии от ощущений. Поскольку же первичными считались большие вибрации в нервной системе, возникающие под воздействием на нее «пульсации» внешнего эфира, «внутренний мир» идей выступал как миниатюрная копия реального взаимодействия организма с миром внешним. Однажды возникнув, малые вибрации сохраняются и накапливаются, образуя «орган», который опосредствует последующие реакции на новые внешние влияния. Благодаря этому организм в отличие от других физических объектов становится обучающейся системой, имеющей собственную историю.

Основа обучаемости — память способна запечатлевать и воспроизводить следы прежних воздействий. Она для Гартли общее фундаментальное свойство нервной организации, а не один из психических познавательных процессов (каковой оказалась память в некоторых современных классификациях). «Гартлианская вибрационная неврология мнемических процессов,— замечает американский историк науки Клейн,— не так уж чужда воззрениям нейрофизиологов XX столетия». Равно ошибочными были бы два предположения: а) считать, что система Гартли — это прямой перенос в психологию одной из естественнонаучных гипотез с целью выведения психологических закономерностей из физических; б) считать, что гипотеза вибраций заимствована из физики с целью проиллюстрировать закономерность, установленную помимо нее, придать этой закономерности видимость строгого естественнонаучного обоснования. Гарт­ли решал задачи, выдвинутые логикой развития категориального строя психологии, а не оптики или механики. Важнейшей среди этих задач являлось преобразование взгляда на психическое как тождественное совокупности осознаваемых субъектом феноменов, т.е. декартово-локковской концепции сознания.

Врач Гартли отобрал в ньютоновской физике те представления, которые были восприняты им как наиболее подходящие для решения психологических задач. Если бы не было «вибраторной» гипотезы Ньютона, психологам ньютоновского направления пришлось бы ее выдумать. Либо душа, либо нервная система — третьего не дано. Схема Гартли была не «настоящей», а воображаемой физиологией мозга. Но в условиях XVIII в. она давала единственную возможность представить объективную динамику психических процессов, не обращаясь вслед за Лейбницем к душе как объяснительному понятию.

Ни учение о происхождении идей из ощущений, ни представление о способности идей возбуждаться по ассоциации не являлись новым словом. Почему же в таком случае Гартли пишет о большой «сложности, широте и новизне предмета»? Почему он потратил 18 лет на обоснование своей гипотезы? Ее действительно новаторский характер выражало последовательно материалистическое объяснение бессознательных психических процессов и выведение из их закономерного хода всего, что считалось уникальной деятельностью сознания, — интеллектуальных и волевых актов. Учение Гартли — это первая материалистическая концепция бессознательного. Детерминирующими факторами, по Гартли, являются смежность во времени и частота повторений.

Материальное воздействие на орган чувств не завершается колебаниями в веществе мозга, а передается по тем же самым законам ньютоновской механики органам движения, вызывая и в них вибрации. Гартли подробно описывает двигательные акты, соответствующие каждому виду ощущений — зрительному, слуховому и пр. В тех случаях, когда при возбуждении процесс вибрация в мышцах незаметен, он все же происходит, хотя и в ослабленной форме. Это дает основание признать за Гартли приоритет в разработке двух важных идей, прочно вошедших в современную психофизиологию: а) идеи о том, что рецептор (орган чувств) должен рассматриваться не сам по себе, а как компонент системы, включающей наряду с воспринимающим (афферентным) устройством приданные ему мышечные «снаряды»; б) идеи о том, что следующие за раздражением рецептора движения мышц могут происходить в незаметной для внешнего восприятия форме («микродвижения»). Но что представляет собой закономерный переход чувственного возбуждения через нервные центры к мышцам, если не рефлекс? Учение Гартли представляло вторую после Декарта выдающуюся попытку соединить рефлекс с ассоциацией. (Третьей попыткой стало учение Сеченова.)

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8

Статьи по теме:

Методы воспитания и их эффект.
Практически у всех родителей есть ясные или смутные идеальные представления о том, какими должны быть их дети, т.е. какие знания, нравственные ценности и формы поведения они должны усвоить в процессе развития. Пытаясь воплотить в детях эт ...

Заключение.
Во многих работах дается систематическое описание особенностей нарушения эмоциональной сферы при различных локальных поражениях мозга и выделены основные области мозга, участвующие в мозговой организации эмоций. Авторами признается прямая ...

Роль и функции эмоций
Обсуждая вопрос о значении эмоций для существования животных и человека, П. В. Симонов (1966) пишет: «Трудно допустить, чтобы их (эмоций) нали­чие было биологически бессмысленным, хотя определить значение эмоций в приспособительном поведе ...